Свеча Горела Майк Гелприн Сочинение Рассуждение

Свеча Горела Майк Гелприн Сочинение Рассуждение.rar
Закачек 1664
Средняя скорость 8391 Kb/s
Скачать

Свеча Горела Майк Гелприн Сочинение Рассуждение

16,09.2017 — Сборник рассказов И.Курамшиной «Сыновний долг», в который вошли также и рассказы, представленные на книжной полке сайта Капканы ЕГЭ, можно приобрести как в электронном, так и в бумажном виде по ссылке >>

09.05.2017 — Сегодня Россия отмечает 72-ю годовщину Победы в Великой Отечественной войне! Лично у нас есть еще один повод для гордости: именно в День Победы, 5 лет назад, заработал наш сайт! И это наш первый юбилей! Подробнее >>

16.04.2017 — В ВИП-разделе сайта опытный эксперт проверит и выправит ваши работы: 1.Все виды сочинений на ЕГЭ по литературе. 2.Сочинения на ЕГЭ по русскому языку. P.S.Самая выгодная подписка на месяц! Подробнее >>

16.04.2017 — На сайте ЗАКОНЧИЛАСЬ работа по написанию нового блока сочинений по текстам ОБЗ. Смотреть вот здесь >>

25.02 2017 — На сайте началась работа по написанию сочинений по текстам ОБЗ. Сочинения по теме «Что такое добро?» можно уже смотреть.

28.01.2017 — На сайте появились готовые сжатые изложения по текстам ОБЗ ФИПИ, написанные в двух вариантах >>

28.01.2017 — Друзья, на Книжной полке сайта появились интересные произведения Л.Улицкой и А.Масс.

22.01.2017Ребята, оформив подписку в ВИП-разделе в сего на 3 дня, вы можете написать с нашими консультантами три УНИКАЛЬНЫХ сочинений на ваш выбор по текстам Открытого банка. Спешите в ВИП-раздел ! Количество участников ограничено.

25.12.2016Вниманию старшеклассников! Один из авторов нашего сайта, Мищенко Светлана Николаевна , ждет учеников для подготовки к ЕГЭ и ОГЭ по литературе и русскому языку. Светлана Николаевна — Почётный работник общего образования Российской Федерации, имеет высшую категорию, звание «Учитель-методист», прекрасно готовит учеников к экзаменам. Жителей города Петразоводска она готовит к испытанию на дому, может заниматься с ребятами и по скайпу. Найти учителя можно так: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. // mishenko1950-50 — Skyp //9215276135.

30.10.2016 — Книжная полка сайта «спешит на помощь» тем, кто не прочел когда-то «Войну и мир» Л.Н.Толстого, «Преступление и наказание» Ф.М.Достоевского, «Обломов» И.А.Гончарова. У нас на КНИЖНОЙ ПОЛКЕ стоят небольшие произведения прозаиков, в которых поднимаются вопросы, заложенные в направления ВЫПУСКНОГО сочинения. Материал >>

16.04.2016 — За последние 3 недели мы обновили нашу книжную полку новыми произведениями. Посмотрите >>

22.02.2016 — На Форуме сайта проводится мастер-класс «Особенности написания комментария в сочинении на ЕГЭ 2016 года». Более 1300 посетителей приняли участие в работе мастер-класса. Ссылка >>

20.02.2016 — на нашем сайте можно посмотреть КАЛЕНДАРЬ СТАРШЕКЛАССНИКА 2016 ГОДА

Жизненный путь. (По рассказу Майка Гелприна «Свеча горела».)

Жизненный путь человека может быть весьма разнообразен. Он зависит от личности самого человека, его интересов, склонностей . Часто свой жизненный путь люди связывают с любимым делом, которое вдохновляет их на новые свершения. Без него, любимого дела, они попросту не могут существовать и жить дальше. Убеждаюсь в этом, прочитав произведение Майка Гелприна «Свеча горела».

В этом фантастическом рассказе повествуется о далеком будущем человечества. Главный герой произведения — учитель литературы, который любил и уважал свой предмет. Автор рассказывает нам о жизненном пути Андрей Петровича, о пути, связанном с литературой. Герой очень переживал насчет увольнения с работы по причине ненужности его предмета, ведь в нем он видел смысл всей своей жизни. Когда ему пришлось прекратить преподавание, он совершенно перестал надеяться на то, что в его жизни произойдет что-нибудь хорошее. Он чуть поучился на курсах, желая получить новую специальность, но быстро понял, что это не его. И герой Гелприна перестал бороться: смирился с уходом жены, продал коллекционерам всю свою библиотеку, чтобы как-то свести концы с концами.

Но судьба распорядилась по-другому: Андрея Петровича, прекрасного филолога, нашел Макс, жаждущий получить ориентиры в мире литературы. Так жизнь главного героя начала потихоньку налаживаться. Учителя радовало не улучшение его материального положения, а то, что он смог поделиться своими знаниями, высказать свои мысли по поводу причин смерти даже классики: « Литература умерла потому, что не ужилась с прогрессом». С этим Андрей Петрович как бы и смирился, но его беспокоили дети: « Дети! Литература была тем, что формировало умы. Особенно поэзия. Тем, что определяло внутренний мир человека, его духовность. Дети растут бездуховными, вот что страшно, вот что ужасно!» Макс был полностью согласен с этими словами учителя, он считал, что жизнь детей без литературных знаний попросту пуста, и к Андрею Петровичу он обратился, чтобы понять, что должны знать его подопечные. Сколько всего передал учитель Максу, как талантливо ввел того в чудный мир литературы! Ученик не отставал от своего наставника: он много читал, схватывая все на лету, постиг не только тайны мастерства великих писателей, но и тайны языка!

Каким ударом станет для Андрея Петровича сначала исчезновение ученика, а затем новость о том, что Макс, оказывается, был роботом, который не смог смириться с «бездуховностью» людей, на которых он работал, и попытался как-то повлиять на развитие Павлика и Анечки.

Учитель был потрясен известием: « Всё коту под хвост. Всё это время он обучал робота. Бездушную, дефективную железяку. Вложил в неё всё, что есть. Всё, ради чего только стоит жить. Всё, ради чего он жил».Ощущая полную пустоту в груди, Андрей Петрович решится уйти из жизни… От опрометчивого поступка его спасает звонок в дверь. И новое потрясение: к нему пришли те дети, которых обучал Макс. Они хотели учиться! Постигать мир Толстого и Достоевского! А как трогательно с их уст слетали слова Бориса Пастернака: «Мело, мело по всей земле во все пределы. Свеча горела на столе, свеча горела…». Потрясенный Андрей Петрович «схватился за сердце, судорожно глотая, запихал, затолкал его обратно в грудную клетку».Конечно, он будет жить! Он будет учить этих ребятишек! Ведь пока есть он, жива литература! Его призвание! Его верный жизненный путь! (503 слова)

Поделись с другом в социальной сети

Свеча горела

Рассказ о нашем будущем без книг и любви к чтению.

Скажите, какую книгу вы прочитали недавно? А когда это было? Нам некогда читать, некогда думать, некогда давать волю своему воображению, некогда наслаждаться языком, слогом, историей. Все откладываем и откладываем. А что если попробовать представить себе, что будет, когда суматошный ритм жизни и прогресс приведет к тому, что литература перестанет быть нужной, отомрет и останется только в сердцах преданных анахроничных людей?

Майк Гелприн написал рассказ «Свеча горела», в котором описал подобную ситуацию. Прочитайте его, пожалуйста. А когда будет время — подойдите к книжному стеллажу, выберите себе что-нибудь интересное.

Звонок раздался, когда Андрей Петрович потерял уже всякую надежду. — Здравствуйте, я по объявлению. Вы даёте уроки литературы? Андрей Петрович вгляделся в экран видеофона. Мужчина под тридцать. Строго одет — костюм, галстук. Улыбается, но глаза серьёзные. У Андрея Петровича ёкнуло сердце, объявление он вывешивал в сеть лишь по привычке. За десять лет было шесть звонков. Трое ошиблись номером, ещё двое оказались работающими по старинке страховыми агентами, а один попутал литературу с лигатурой.

— Д-даю уроки, — запинаясь от волнения, сказал Андрей Петрович. — Н-на дому. Вас интересует литература? — Интересует, — кивнул собеседник. — Меня зовут Максим. Позвольте узнать, каковы условия. «Задаром!» — едва не вырвалось у Андрея Петровича. — Оплата почасовая, — заставил себя выговорить он. — По договорённости. Когда бы вы хотели начать? — Я, собственно… — собеседник замялся. — Первое занятие бесплатно, — поспешно добавил Андрей Петрович. — Если вам не понравится, то… — Давайте завтра, — решительно сказал Максим. — В десять утра вас устроит? К девяти я отвожу детей в школу, а потом свободен до двух. — Устроит, — обрадовался Андрей Петрович. — Записывайте адрес. — Говорите, я запомню.

В эту ночь Андрей Петрович не спал, ходил по крошечной комнате, почти келье, не зная, куда девать трясущиеся от переживаний руки. Вот уже двенадцать лет он жил на нищенское пособие. С того самого дня, как его уволили. — Вы слишком узкий специалист, — сказал тогда, пряча глаза, директор лицея для детей с гуманитарными наклонностями. — Мы ценим вас как опытного преподавателя, но вот ваш предмет, увы. Скажите, вы не хотите переучиться? Стоимость обучения лицей мог бы частично оплатить. Виртуальная этика, основы виртуального права, история робототехники — вы вполне бы могли преподавать это. Даже кинематограф всё ещё достаточно популярен. Ему, конечно, недолго осталось, но на ваш век… Как вы полагаете?

Андрей Петрович отказался, о чём немало потом сожалел. Новую работу найти не удалось, литература осталась в считанных учебных заведениях, последние библиотеки закрывались, филологи один за другим переквалифицировались кто во что горазд. Пару лет он обивал пороги гимназий, лицеев и спецшкол. Потом прекратил. Промаялся полгода на курсах переквалификации. Когда ушла жена, бросил и их.

Сбережения быстро закончились, и Андрею Петровичу пришлось затянуть ремень. Потом продать аэромобиль, старый, но надёжный. Антикварный сервиз, оставшийся от мамы, за ним вещи. А затем… Андрея Петровича мутило каждый раз, когда он вспоминал об этом — затем настала очередь книг. Древних, толстых, бумажных, тоже от мамы. За раритеты коллекционеры давали хорошие деньги, так что граф Толстой кормил целый месяц. Достоевский — две недели. Бунин — полторы.

В результате у Андрея Петровича осталось полсотни книг — самых любимых, перечитанных по десятку раз, тех, с которыми расстаться не мог. Ремарк, Хемингуэй, Маркес, Булгаков, Бродский, Пастернак… Книги стояли на этажерке, занимая четыре полки, Андрей Петрович ежедневно стирал с корешков пыль.

«Если этот парень, Максим, — беспорядочно думал Андрей Петрович, нервно расхаживая от стены к стене, — если он… Тогда, возможно, удастся откупить назад Бальмонта. Или Мураками. Или Амаду». Пустяки, понял Андрей Петрович внезапно. Неважно, удастся ли откупить. Он может передать, вот оно, вот что единственно важное. Передать! Передать другим то, что знает, то, что у него есть.

Максим позвонил в дверь ровно в десять, минута в минуту. — Проходите, — засуетился Андрей Петрович. — Присаживайтесь. Вот, собственно… С чего бы вы хотели начать? Максим помялся, осторожно уселся на край стула. — С чего вы посчитаете нужным. Понимаете, я профан. Полный. Меня ничему не учили. — Да-да, естественно, — закивал Андрей Петрович. — Как и всех прочих. В общеобразовательных школах литературу не преподают почти сотню лет. А сейчас уже не преподают и в специальных. — Нигде? — спросил Максим тихо. — Боюсь, что уже нигде. Понимаете, в конце двадцатого века начался кризис. Читать стало некогда. Сначала детям, затем дети повзрослели, и читать стало некогда их детям. Ещё более некогда, чем родителям. Появились другие удовольствия — в основном, виртуальные. Игры. Всякие тесты, квесты… — Андрей Петрович махнул рукой. — Ну, и конечно, техника. Технические дисциплины стали вытеснять гуманитарные. Кибернетика, квантовые механика и электродинамика, физика высоких энергий. А литература, история, география отошли на задний план. Особенно литература. Вы следите, Максим? — Да, продолжайте, пожалуйста.

— В двадцать первом веке перестали печатать книги, бумагу сменила электроника. Но и в электронном варианте спрос на литературу падал — стремительно, в несколько раз в каждом новом поколении по сравнению с предыдущим. Как следствие, уменьшилось количество литераторов, потом их не стало совсем — люди перестали писать. Филологи продержались на сотню лет дольше — за счёт написанного за двадцать предыдущих веков. Андрей Петрович замолчал, утёр рукой вспотевший вдруг лоб.

— Мне нелегко об этом говорить, — сказал он наконец. — Я осознаю, что процесс закономерный. Литература умерла потому, что не ужилась с прогрессом. Но вот дети, вы понимаете… Дети! Литература была тем, что формировало умы. Особенно поэзия. Тем, что определяло внутренний мир человека, его духовность. Дети растут бездуховными, вот что страшно, вот что ужасно, Максим! — Я сам пришёл к такому выводу, Андрей Петрович. И именно поэтому обратился к вам. — У вас есть дети? — Да, — Максим замялся. — Двое. Павлик и Анечка, погодки. Андрей Петрович, мне нужны лишь азы. Я найду литературу в сети, буду читать. Мне лишь надо знать что. И на что делать упор. Вы научите меня? — Да, — сказал Андрей Петрович твёрдо. — Научу.

Он поднялся, скрестил на груди руки, сосредоточился. — Пастернак, — сказал он торжественно. — Мело, мело по всей земле, во все пределы. Свеча горела на столе, свеча горела…

— Вы придёте завтра, Максим? — стараясь унять дрожь в голосе, спросил Андрей Петрович. — Непременно. Только вот… Знаете, я работаю управляющим у состоятельной семейной пары. Веду хозяйство, дела, подбиваю счета. У меня невысокая зарплата. Но я, — Максим обвёл глазами помещение, — могу приносить продукты. Кое-какие вещи, возможно, бытовую технику. В счёт оплаты. Вас устроит? Андрей Петрович невольно покраснел. Его бы устроило и задаром. — Конечно, Максим, — сказал он. — Спасибо. Жду вас завтра.

— Литература — это не только о чём написано, — говорил Андрей Петрович, расхаживая по комнате. — Это ещё и как написано. Язык, Максим, тот самый инструмент, которым пользовались великие писатели и поэты. Вот послушайте.

Максим сосредоточенно слушал. Казалось, он старается запомнить, заучить речь преподавателя наизусть. — Пушкин, — говорил Андрей Петрович и начинал декламировать. «Таврида», «Анчар», «Евгений Онегин». Лермонтов «Мцыри». Баратынский, Есенин, Маяковский, Блок, Бальмонт, Ахматова, Гумилёв, Мандельштам, Высоцкий… Максим слушал. — Не устали? — спрашивал Андрей Петрович. — Нет-нет, что вы. Продолжайте, пожалуйста.

День сменялся новым. Андрей Петрович воспрянул, пробудился к жизни, в которой неожиданно появился смысл. Поэзию сменила проза, на неё времени уходило гораздо больше, но Максим оказался благодарным учеником. Схватывал он на лету. Андрей Петрович не переставал удивляться, как Максим, поначалу глухой к слову, не воспринимающий, не чувствующий вложенную в язык гармонию, с каждым днём постигал её и познавал лучше, глубже, чем в предыдущий.

Бальзак, Гюго, Мопассан, Достоевский, Тургенев, Бунин, Куприн. Булгаков, Хемингуэй, Бабель, Ремарк, Маркес, Набоков. Восемнадцатый век, девятнадцатый, двадцатый. Классика, беллетристика, фантастика, детектив. Стивенсон, Твен, Конан Дойль, Шекли, Стругацкие, Вайнеры, Жапризо.

Однажды, в среду, Максим не пришёл. Андрей Петрович всё утро промаялся в ожидании, уговаривая себя, что тот мог заболеть. Не мог, шептал внутренний голос, настырный и вздорный. Скрупулёзный педантичный Максим не мог. Он ни разу за полтора года ни на минуту не опоздал. А тут даже не позвонил. К вечеру Андрей Петрович уже не находил себе места, а ночью так и не сомкнул глаз. К десяти утра он окончательно извёлся, и когда стало ясно, что Максим не придёт опять, побрёл к видеофону. — Номер отключён от обслуживания, — поведал механический голос.

Следующие несколько дней прошли как один скверный сон. Даже любимые книги не спасали от острой тоски и вновь появившегося чувства собственной никчемности, о котором Андрей Петрович полтора года не вспоминал. Обзвонить больницы, морги, навязчиво гудело в виске. И что спросить? Или о ком? Не поступал ли некий Максим, лет под тридцать, извините, фамилию не знаю?

Андрей Петрович выбрался из дома наружу, когда находиться в четырёх стенах стало больше невмоготу. — А, Петрович! — приветствовал старик Нефёдов, сосед снизу. — Давно не виделись. А чего не выходишь, стыдишься, что ли? Так ты же вроде ни при чём. — В каком смысле стыжусь? — оторопел Андрей Петрович. — Ну, что этого, твоего, — Нефёдов провёл ребром ладони по горлу. — Который к тебе ходил. Я всё думал, чего Петрович на старости лет с этой публикой связался. — Вы о чём? — у Андрея Петровича похолодело внутри. — С какой публикой? — Известно с какой. Я этих голубчиков сразу вижу. Тридцать лет, считай, с ними отработал. — С кем с ними-то? — взмолился Андрей Петрович. — О чём вы вообще говорите? — Ты что ж, в самом деле не знаешь? — всполошился Нефёдов. — Новости посмотри, об этом повсюду трубят.

Андрей Петрович не помнил, как добрался до лифта. Поднялся на четырнадцатый, трясущимися руками нашарил в кармане ключ. С пятой попытки отворил, просеменил к компьютеру, подключился к сети, пролистал ленту новостей. Сердце внезапно зашлось от боли. С фотографии смотрел Максим, строчки курсива под снимком расплывались перед глазами.

«Уличён хозяевами, — с трудом сфокусировав зрение, считывал с экрана Андрей Петрович, — в хищении продуктов питания, предметов одежды и бытовой техники. Домашний робот-гувернёр, серия ДРГ-439К. Дефект управляющей программы. Заявил, что самостоятельно пришёл к выводу о детской бездуховности, с которой решил бороться. Самовольно обучал детей предметам вне школьной программы. От хозяев свою деятельность скрывал. Изъят из обращения… По факту утилизирован…. Общественность обеспокоена проявлением… Выпускающая фирма готова понести… Специально созданный комитет постановил…».

Андрей Петрович поднялся. На негнущихся ногах прошагал на кухню. Открыл буфет, на нижней полке стояла принесённая Максимом в счёт оплаты за обучение початая бутылка коньяка. Андрей Петрович сорвал пробку, заозирался в поисках стакана. Не нашёл и рванул из горла. Закашлялся, выронив бутылку, отшатнулся к стене. Колени подломились, Андрей Петрович тяжело опустился на пол.

Коту под хвост, пришла итоговая мысль. Всё коту под хвост. Всё это время он обучал робота.

Бездушную, дефективную железяку. Вложил в неё всё, что есть. Всё, ради чего только стоит жить. Всё, ради чего он жил.

Андрей Петрович, превозмогая ухватившую за сердце боль, поднялся. Протащился к окну, наглухо завернул фрамугу. Теперь газовая плита. Открыть конфорки и полчаса подождать. И всё.

Звонок в дверь застал его на полпути к плите. Андрей Петрович, стиснув зубы, двинулся открывать. На пороге стояли двое детей. Мальчик лет десяти. И девочка на год-другой младше. — Вы даёте уроки литературы? — глядя из-под падающей на глаза чёлки, спросила девочка. — Что? — Андрей Петрович опешил. — Вы кто? — Я Павлик, — сделал шаг вперёд мальчик. — Это Анечка, моя сестра. Мы от Макса. — От… От кого?! — От Макса, — упрямо повторил мальчик. — Он велел передать. Перед тем, как он… как его…

— Мело, мело по всей земле во все пределы! — звонко выкрикнула вдруг девочка. Андрей Петрович схватился за сердце, судорожно глотая, запихал, затолкал его обратно в грудную клетку. — Ты шутишь? — тихо, едва слышно выговорил он.

— Свеча горела на столе, свеча горела, — твёрдо произнёс мальчик. — Это он велел передать, Макс. Вы будете нас учить? Андрей Петрович, цепляясь за дверной косяк, шагнул назад. — Боже мой, — сказал он. — Входите. Входите, дети.

Майк Гелприн, Нью-Йорк (Seagull Magazine от 16/09/2011)

Звонок раздался, когда Андрей Петрович потерял уже всякую надежду.

— Здравствуйте, я по объявлению. Вы даёте уроки литературы?

Андрей Петрович вгляделся в экран видеофона. Мужчина под тридцать. Строго одет — костюм, галстук. Улыбается, но глаза серьёзные. У Андрея Петровича ёкнуло под сердцем, объявление он вывешивал в сеть лишь по привычке. За десять лет было шесть звонков. Трое ошиблись номером, ещё двое оказались работающими по старинке страховыми агентами, а один попутал литературу с лигатурой.

— Д-даю уроки, — запинаясь от волнения, сказал Андрей Петрович. — На дому. Вас интересует литература?

— Интересует, — кивнул собеседник. — Меня зовут Максим. Давайте начнём завтра. В десять утра вас устроит? К девяти я отвожу детей в школу, а потом свободен до двух. Записываю адрес.

В эту ночь Андрей Петрович не спал, ходил по крошечной комнате, почти келье, не зная, куда девать трясущиеся от переживаний руки. Вот уже двенадцать лет он жил на нищенское пособие. С того самого дня, как его уволили.

— Вы слишком узкий специалист, — сказал тогда, пряча глаза, директор лицея для детей с гуманитарными наклонностями. — Мы ценим вас как опытного преподавателя, но вот ваш предмет – литература – никому, увы, не нужен.

Новую работу Андрею Петровичу найти не удалось, литература осталась в считанных учебных заведениях, последние библиотеки закрывались, филологи один за другим переквалифицировались кто во что горазд.

Сбережения быстро закончились, и Андрею Петровичу пришлось затянуть ремень. Потом продать аэромобиль, старый, но надёжный. Антикварный сервиз, оставшийся от мамы. А затем настала очередь книг. Древних, толстых, бумажных. За раритеты коллекционеры давали хорошие деньги, так что граф Толстой кормил целый месяц. Достоевский — две недели. Бунин — полторы.

В результате у Андрея Петровича осталось полсотни книг — самых любимых, перечитанных по десятку раз, тех, с которыми расстаться не мог. Ремарк, Хемингуэй, Маркес, Булгаков, Бродский, Пастернак… Книги стояли на этажерке, занимая четыре полки, Андрей Петрович ежедневно стирал с корешков пыль.

«Если этот парень, Максим, — беспорядочно думал Андрей Петрович, нервно расхаживая от стены к стене, — если он… Тогда, возможно, удастся откупить назад Бальмонта».

Максим позвонил в дверь ровно в десять, минута в минуту.

— Проходите, — засуетился Андрей Петрович. — Присаживайтесь. Как вы знаете, в школах литературу не преподают почти сотню лет. Понимаете, в конце двадцатого века начался кризис. Читать стало некогда. Сначала детям, затем дети повзрослели, и читать стало некогда их детям. Ещё более некогда, чем родителям. Появились другие удовольствия — в основном, виртуальные. Ну, и конечно, техника.

Андрей Петрович замолчал, утёр рукой вспотевший вдруг лоб.

— Мне нелегко об этом говорить, — сказал он наконец. — Литература умерла потому, что не ужилась с прогрессом. Но вот дети, вы понимаете… Дети! Литература была тем, что формировало умы. Особенно поэзия. Тем, что определяло внутренний мир человека, его духовность. Дети растут бездуховными, вот что страшно, вот что ужасно, Максим!

— Я сам пришёл к такому выводу, Андрей Петрович. И именно поэтому обратился к вам.

…День сменялся новым. Андрей Петрович воспрянул, пробудился к жизни, в которой неожиданно появился смысл. Андрей Петрович не переставал удивляться, как Максим, поначалу глухой к слову, не воспринимающий, не чувствующий вложенную в язык гармонию, с каждым днём постигал её и познавал лучше, глубже, чем в предыдущий.

Однажды, в среду, Максим не пришёл. К вечеру Андрей Петрович уже не находил себе места, а ночью так и не сомкнул глаз.

Следующие несколько дней прошли как один скверный сон. Даже любимые книги не спасали от острой тоски и вновь появившегося чувства собственной никчемности, о котором Андрей Петрович полтора года не вспоминал.

Что-то заставило Андрея Петровича войти в Интернет и пролистать ленту новостей.

Сердце внезапно залилось от боли. С фотографии смотрел Максим, строчки курсива под снимком расплывались перед глазами.

«Домашний робот-гувернёр, серия ДРГ-439К, – с трудом сфокусировав зрение, считывал с экрана Андрей Петрович, – дефект управляющей программы. Заявил, что самостоятельно пришёл к выводу о детской бездуховности, с которой решил бороться. Самовольно обучал детей предметам вне школьной программы. От хозяев свою деятельность скрывал. Изъят из обращения… По факту утилизирован…. Общественность обеспокоена проявлением…».

Андрей Петрович поднялся. На негнущихся ногах прошагал на кухню. Колени подломились, Андрей Петрович тяжело опустился на пол.

«Коту под хвост, – пришла итоговая мысль. – Всё коту под хвост. Всё это время он обучал робота. Бездушную, дефективную железяку. Вложил в неё всё, что есть. Всё, ради чего только стоит жить. Всё, ради чего он жил».

Майк Гелприн (род. в 1961 г.) – писатель-фантаст, живущий в Нью-Йорке. Широко известен его рассказ «Свеча горела», опубликованный в десятом номере (октябрь) журнала «Мир фантастики» за 2011 год.

Как вытеснение книги техникой может повлиять на развитие детей? Эту проблему поднимает в своём тексте М. Гелприн.

Рассуждая над поставленным вопросом, писатель приводит пример из жизни уволенного за ненадобностью учителя литературы Андрея Петровича, который говорит о том, что технический прогресс развивается очень скорыми темпами, и, конечно, сейчас всё больше детей уделяют время виртуальным занятиям, технике, а не чтению литературы: «Появились другие удовольствия – в основном, виртуальные. Ну, и конечно, техника». Андрей Петрович уверен, что эта замена приоритетов оказывает очень дурное влияние на детей: «Литература была тем, что формировало умы. Особенно поэзия. Тем, что определяло внутренний мир человека, его духовность. Дети растут бездуховными, вот что страшно, вот что ужасно, Максим!»

Чтобы определить позицию автора, выясним его отношение к Андрею Петровичу. По описанию главного героя («трясущиеся от переживаний руки», «воспрянул, пробудился к жизни» и так далее) видно, что автор относится к бывшему учителю сочувственно. Поэтому автор согласен с Андреем Петровичем: вытеснение книги техникой очень вредно для подрастающего поколения.

Я согласна с точкой зрения автора. Считаю, что книги развивают у человека вкус к прекрасному, что невозможно при просмотре, например, телевизора, когда показывают всё подряд.

В доказательство своей точки зрения приведу следующий пример из публицистической литературы. Вспомним «Письма о добром и прекрасном» Д.С. Лихачёва «Письма о добром и прекрасном». Писатель уверен, что телевизор частично вытесняет книгу, поскольку просмотр телевизора отвлекает от забот, он диктует, что и как смотреть. То есть смотреть телевизор намного проще, чем читать книгу, потому что это расслабляет человека. Но Д.С. Лихачёв уверен, что читать книги просто необходимо, поскольку книга даёт нам глубочайший опыт жизни. Действительно, книга воспитывает у человека вкус к прекрасному, формирует его мнение по какой-либо проблеме.

Приведу ещё один пример, который показывает: техника не должна вытеснять книгу, поскольку это мешает развитию вкуса к прекрасному. Известный русский литературовед В.Я. Лакшин говорил, что телевизор — великий враг книги. Он уверен: то, что дети очень мало читают книги и очень много смотрят телевизор – несчастье. В.Я. Лакшин считает, что воспитание вкуса возможно лишь на высоких образцах – на русской классической литературе. В телевизоре же показывают хаотично всё подряд.

Итак, я уверена, что вытеснение книги техникой очень пагубно влияет на детей, поскольку из-за этого дети растут бездуховными, у них нет вкуса к прекрасному.

Какие ещё аргументы можно привести для доказательства данной точки зрения?


Статьи по теме