И Прахом Своим Изложение

И Прахом Своим Изложение.rar
Закачек 2996
Средняя скорость 9219 Kb/s
Скачать

И Прахом Своим Изложение

Самый главный корешок впился прямо в середину пня (поэтому мох на нем был такой линялый). Елочка долго и трудно будет сверлить этот пень, пока не доберется до земли. Еще несколько лет она будет расти в деревянной рубашке, расти из самого сердца того, кто ее породил и даже после смерти кормит свое дитя. А когда пень превратиться в труху, и на его месте ничего не останется, эту елочку будут подпитывать корни ели-матери, которые будут бережно собирать капельки, упавшие с травинок, согревая елочку в стужу осталным теплым дыханием прошедшей жизни.

Но на кончиках лапок все-таки виднелись капли смолы и завязывающиеся лапки. Однако завязи были такими маленькими, а ели такие слабые, что им было уже не справиться с борьбой за жизнь. Кто не растет — тот умирает! — таков закон жизни. Этим елочкам предстояло умереть: в этом месте можно было прорасти, но нельзя было вырасти. Я сел на пенек и увидел, что одна елочка резко /отличается от всех остальных. Она стояла бодро посредине пня.

Когда мне становится особенно больно от воспоминаний (а они не покидают и, наверное, не покинут никого, кто прошел войну) о тех, кто пал в поле боя, а были среди них и молодые ребята, не успевшие еще толком пожить, — я думаю об этой елочке, растущей в лесу на пне. Как вы думаете, в чем смысл названия этого текста? Я думаю, что смысл названия в том, что те, кто погиб на войне, не отдали свои жизни зря. Да, самим им не удалось пожить так, как они хотели, но своей жертвой они дали право на жизнь другим поколениям.

В густом осиннике я увидел серый пень в два обхвата. Пень этот сторожили выводки опят. На срезе пня лежал мох, украшенный ягодами брусники. Здесь же был выводок хилых елочек. У них было всего по две-три лапки и мелкая жесткая хвоя.

В потемневшей хвое, в тоненьком смолистом стволе и во взъерошенной макушке чувствовался вызов. Я запустил руку под мох и улыбнулся: «Ах, вот оно что!» Эта елочка устроилась на середине пня, веером распустив свои тоненькие корешки.

Возможно, это несправедливо, что мы живем, а они мертвы, но, конечно, на поле боя они об этом не думали. Мы должны помнить и чтить память тех, кто не пожалел ничего ради того, чтобы в мире был мир.

В густом осиннике я увидел серый пень в два обхвата. Пень этот сторожили выводки опят. На срезе пня лежал мох, украшенный ягодами брусники. Здесь же был выводок хилых елочек. У них было всего по две-три лапки и мелкая жесткая хвоя. Но на кончиках лапок все-таки виднелись капли смолы и завязывающиеся лапки. Однако завязи были такими маленькими, а ели такие слабые, что им было уже не справиться с борьбой за жизнь.

Кто не растет — тот умирает! — таков закон жизни. Этим елочкам предстояло умереть: в этом месте можно было прорасти, но нельзя было вырасти. Я сел на пенек и увидел, что одна елочка резко /отличается от всех остальных. Она стояла бодро посредине пня. В потемневшей хвое, в тоненьком смолистом стволе и во взъерошенной макушке чувствовался вызов.

Я запустил руку под мох и улыбнулся: «Ах, вот оно что!»

Эта елочка устроилась на середине пня, веером распустив свои тоненькие корешки. Самый главный корешок впился прямо в середину пня (поэтому мох на нем был такой линялый).

Елочка долго и трудно будет сверлить этот пень, пока не доберется до земли. Еще несколько лет она будет расти в деревянной рубашке, расти из самого сердца того, кто ее породил и даже после смерти кормит свое дитя.

А когда пень превратиться в труху, и на его месте ничего не останется, эту елочку будут подпитывать корни ели-матери, которые будут бережно собирать капельки, упавшие с травинок, согревая елочку в стужу осталным теплым дыханием прошедшей жизни.

Когда мне становится особенно больно от воспоминаний (а они не покидают и, наверное, не покинут никого, кто прошел войну) о тех, кто пал в поле боя, а были среди них и молодые ребята, не успевшие еще толком пожить, — я думаю об этой елочке, растущей в лесу на пне.

Как вы думаете, в чем смысл названия этого текста?

Я думаю, что смысл названия в том, что те, кто погиб на войне, не отдали свои жизни зря. Да, самим им не удалось пожить так, как они хотели, но своей жертвой они дали право на жизнь другим поколениям. Возможно, это несправедливо, что мы живем, а они мертвы, но, конечно, на поле боя они об этом не думали. Мы должны помнить и чтить память тех, кто не пожалел ничего ради того, чтобы в мире был мир.

В густом тонкоствольном осиннике я увидел серый в два обхвата пень. Пень этот сторожили выводки опят с рябоватыми шершавыми шляпками. На срезе пня мягкою шапкою лежал линялый мох, украшенный тремя или четырьмя кисточками брусники. И здесь же ютились хиленькие всходы елочек. У них было всего по две-три лапки и мелкая, но очень колючая хвоя. А на кончиках лапок все-таки поблескивали росинки смолы и виднелись пупырышки завязей будущих лапок. Однако завязи были так малы и сами елочки так слабосильны, что им уже и не справиться было с трудной борьбой за жизнь и продолжать рост.

Тот, кто не растет, умирает! — таков закон жизни. Этим елочкам предстояло умереть, едва-едва народившись. Здесь можно было прорасти. Но нельзя выжить.

Я сел возле пенька и заметил, что одна из елочек заметно отличается от остальных, она стояла бодро и осанисто посреди пня. В заметно потемневшей хвое, в тоненьком смолистом стволике, в бойко взъерошенной вершинке чувствовались какая-то уверенность и вроде бы даже вызов.

Я запустил пальцы под волглую шапку мха, приподнял ее и улыбнулся: «Вот оно в чем дело!»

Эта елочка ловко устроилась на пеньке. Она веером развернула липкие ниточки корешков, а главный корешок белым шильцем впился в середину пня. Мелкие корешки сосали влагу из мха, и потому он был такой линялый, а корешок центровой ввинчивался в пень, добывая пропитание.

Елочка долго и трудно будет сверлить пень корешком, пока доберется до земли. Еще несколько лет она будет в деревянной рубашке пня, расти из самого сердца того, кто, возможно, был ее родителем и кто даже после смерти своей хранил и вскармливал дитя.

И когда от пня останется лишь одна труха и сотрутся следы его с земли, там, в глубине, еще долго будут преть корни родительницы-ели, отдавая молодому деревцу последние соки, сберегая для него капельки влаги, упавшие с травинок и листьев земляники, согревая его в стужу остатным теплым дыханием прошедшей жизни.

Когда мне становится невыносимо больно от воспоминаний, а они не покидают, да и никогда, наверное, не покинут тех, кто прошел войну, когда снова и снова передо мной встают те, кто пал на поле боя, а ведь были среди них ребята, которые не успели еще и жизни-то как следует увидеть, ни полюбить, ни насладиться радостями мирскими и даже досыта поесть, — я думаю о елочке, которая растет в лесу на пне.

Понравилось сочинение » Изложение «И прахом своим…» – (Астафьев), тогда жми кнопку

Самые популярные статьи:

Домашнее задание на тему: Изложение «И прахом своим…» – (Астафьев).


Статьи по теме